С махновской рожей (general_denikin) wrote,
С махновской рожей
general_denikin

Categories:

Судиславский Ангел или Как я избавился от импотенции. Окончание

Начало здесь
Продолжение № 1 здесь
Продолжение № 2 здесь

         ...Это был самый мерзкий и отвратительный поступок, который я когда-либо совершил в моей жизни. Никогда после этого я не поднимал на женщин руку и не оскорблял их, если не считать одного раза, когда я назвал мою 1-ю жену уебищем после того как она пол-часа до этого незаслуженно обзывала всякими нехорошими словами. И то, она сразу побежала с громким плачем жаловаться моей маме, после чего мне пришлось непонятно за что перед ней извиняться. Ничего не может оправдать мужчину за рукоприкладство против женщины кроме обстоятельства необходимой самообороны, когда она пытается убить его. Тогда еще можно треснуть ей по уху. (Впрочем я не стал бы рекомендовать трескать свою возлюбленную по уху, когда она кидается на вас с топором). Тем более, что Женя, пусть и невольно, но оказалась моей первой женщиной, благодаря которой я вновь почувствовал себя мужчиной. Чувство вины перед ней не проходит у меня до сих пор. Если, вдруг она случайно прочитает эти откровения, то пусть знает, что все эти годы меня мучает совесть за то, что случилось в квартире у ее родственников 9 ноября 1984 года.
           Очнулся я в милиции. Они рассказали, что случайно увидели человека, валяющегося на дороге. Это был счастливый случай, я мог бы замерзнуть насмерть, ведь на улице была уже фактически зима. В вытрезвитель меня не отправили, так как я был начальником добровольной народной дружины больницы и дружил со многими милиционерами. Они отвезли меня домой в состоянии тяжелейшей алкогольной интоксикации. Утром я даже не смог выйти на работу. Неожиданно как ни в чем не бывало Женя пришла навести меня, узнать в чем дело, почему я не вышел на работу. И тут, как я понял задним числом, я упустил реальную возможность покорить ее каменное сердце. Ибо, как я убедился в последствии 1-е правило укрощения строптивой гипер-эпатажной женщины гласит, что ты можешь сломать ее только более гротескным чем ее собственный эпатажем, но обязательно доведенным до конца.  То есть когда она появилась, нужно было разыграть спектакль, типа - "Пошла вон, я видеть тебя больше не хочу!" и т.д. и т.п. Как это не парадоксально, но на подобных женщин это иногда действует и они на какое-то время могут к Вам привязаться. Но я, во 1-х этого правила тогда не знал, во 2-х был в состоянии настоящей тяжелой интоксикации и в 3-х на самом деле чувствовал себя очень виноватым и потому начал перед ней извиняться. Она приняла извинения, но все было уже кончено. Мой супер-эпатаж оказался всего-навсего пьяной выходкой. Вечером она не пришла, как обещала. Наутро интоксикация прошла, но я сообразил, что потерял ее навсегда.
         Все же через пару дней они опять с Наташкой явились ко мне, у меня даже забрезжил луч надежды, я не притрагивался к водке. Но она выпила всю бутылку сама и закатила мне грандиозный скандал, в середине которого она выпроводила Наташку из моей квартиры. "Не смотри на меня своими трезвыми глазами!!! " - кричала она. Вскоре кто-то грубо постучал в дверь и спросил громко - "Женя у тебя?". Я ответил, что нет и сказал, чтобы он уходил, но тут она сама выбежала и ушла с ним. Я даже не разглядел кто это был. Возможно это один из моих соперников узнал мой адрес и пришел за ней, но скорее всего, она позвала его, чтобы он меня побил или даже убил, как тот ее поклонник в котельной, но в последний момент передумала. Может быть пожалела. И неизвестно кого - меня или его. Ведь, повторяю, я дружил со многими судиславскими ментами, а все знали, что с судиславскими ментами шутки плохи.
         Я решил ее больше не замечать и проходил мимо не глядя на нее когда случайно сталкивался с ней. Вскоре, в конце ноября 1984 года она уехала из Судиславля, видимо не выдержав позора и всяких нехороших слухов о ней куда-то в Калининградскую область, оставив своих многочисленных любовников и постепенно моя психика начала восстанавливаться. Я чувствовал себя победителем в этой неравной схватке с ней и в те далекие дни и даже не предполагал, что пройдет пару лет и гордость сменится на отвращение к моему хулиганскому поведению, которое подтолкнуло ее покинуть родной город.. Так или иначе, но Женька, Богиня красоты, Королева эпатажа, Царица разврата и распутства, Гроссмейстерша лжи, коварства и измены оказалась поверженной. И кем?? Мною!! Закомплексованным импотентом, плюшевым мишкой с оторваными лапами, приезжим клоуном, абсолютным новичком в любви и первокурсником института половых сношений. Это было чудо, сравнимое разве что со знаменитым чудом на льду, когда на зимней Олимпиаде 1980-го года сборная студентов США по хоккею превозмогла явного фаворита - могучую сборную СССР. Перед отъездом я застал ее в объятиях Пашки прямо возле дверей родильного отделения. Толи это было сделано назло мне, толи она просто была не в состоянии утолить свою жажду новых любовных приключений, сказать сложно. Но, думаю, что Пашка тоже не остался без своего кусочка наслаждения возобладать ею. Через некоторое время после ее отъезда Наташа сказала мне, что Женька прислала ей письмо, где призналась, что любит только меня и просила, чтобы я ей что-нибудь написал. Я уже столько раз слышал до этого ее лживые признания в любви, что даже не обратил на них никакого внимания. Однако, потом она тоже прислала мне письмо и сообщила, что я ее морально раздавил и разорвал ей всю душу (странно, никогда не думал, что у чертей женского рода может быть душа!!)
         Я очень грубо ответил, в том плане, что она плохой человек, негодная мать, а в конце зачем-то добавил, что никто ее больше замуж не возьмет. Не надо быть пророком, чтобы предугадать, что через пару недель весь Судиславль узнал  Женька выходит замуж в своем новом городе. Вечером я опять напился, немного всплакнул и даже написал какие-то стишки, посвященные ей. Но это был мой последний прилив чувств к ней. Утром я порвал стишки, взял себя в руки и оглядевшись, вдруг заметил массу интересных девушек вокруг. Стишки я, конечно забыл, но две строчки остались в памяти, они очень точно отразили мое отношение к ней в тот вечер -
         "Наверно я ее недолюбил,
                  А может просто недоненавидел..!"
         Я чувствовал себя уже не плюшевым мишкой, а половозрелым, здоровым черным медведем с неистребимой потенцией и мощным либидом. И дабы компенсировать ушедшие годы вынужденного сексуального воздержания я решил начать эксперимент по возвращению напрасно потерянного времени. К участию в данном эксперименте я намеревался привлечь как можно большее количество симпатичных судиславских девушек и молодых женщин.

                                                                                 Я уже представлял себе, что по примеру Женьки

                  Я уже представлял себе, что по примеру Женьки заведу себе десяток-другой любовниц и буду наслаждаться сексом с 3-4 девушками каждый день, переходя из одной квартиры в другую. Но моим мечтам не суждено было сбыться. Приличные девушки не желали с ходу идти со мной в постель, долго за ними ухаживать мне не хотелось, а на вульгарных, легкодоступных девиц, у меня, что, называется, даже не стояло. Было, кажется, пару сексуальных контактов с такими девицами, но как оказалось, я могу получать наслаждение только от тех женщин, к которым горю страстью и которые отвечают мне взаимностью. Вообще, бл*дуна из меня не получилось и вовсе даже не по морально-этическим соображениям. Кстати, никогда не ходил и не тянуло к проституткам по этой причине, что не могу получить удовольствие от механического, пусть и искусного секса.
         Поэтому, спустя месяц после отъезда Жени, я решил вновь найти себе ту единственную возлюбленную, которой полностью будет принадлежать мое горячее сердце. но не тут то было. Если раньше таким знакомствам (а в Судиславле, как я писал выше было очень много одиноких привлекательных и порядочных симпатичных девушек невысокого роста) мешала моя мнительность и комплексы неполноценности, то теперь появилась совсем другая причина - с быстротой молнии по поселку распространились слухи о моих, якобы, невероятных любовных похождениях. Получалось, что мое кратковременное желание пособлазнять женщин после длительного полового воздержания, воспринималось моими знакомыми, коллегами в основном, как реальное явление. Многие женатые мужчины ко мне стали относиться как к потенциальному сопернику. Муж моей участковой медсестры, которого я в течении года до этого в глаза не видывал, вдруг стал регулярно наведываться в поликлинику и справляться о здоровье свое супруги. С девишников моментально исчезли замужние медсестры, так как их мужья вдруг пришли к выводу, что выпивать их женам лучше дома, в кругу семьи и т.д.
         Некоторые эпизоды имели явно комедийный оттенок - как-то помню в вестибюле больницы столкнулся с нашим парторгом Евгением Николаевичем, который беседовал о чем-то с работником райкома Партии и парторг, увидев меня, показал пальцем и произнес - "Вот это тот самый, который перее*ал пол-Судиславля!!!" В конце декабря 1984 года, когда начмед Виталий Алексеич зашел в ординаторскую, кто-то из врачей, кажется старший педиатр, заметила, что на носу Новый Год, а в больницу до сих пор елку не привезли. На что начмед весело улыбнулся и ответил, хлопнув меня по спине -"Елок нет, зато палками мы обеспечены!!", и с тех пор он все время повторял, завидев меня, что с палками у нас все в порядке. Потом, помню, в очень морозный день забежал в административный корпус, который располагался через дорогу от основного здания и там пожаловался, что пока бежал чуть не отморозил ушки (именно ушКи, а не уши), на что главбух сразу отреагировала - "Наплевать на ушки, главное, чтобы писька не замерзла!!" Мужчины мне глубокомысленно подмигивали, замужние женщины что-то хихикали мне в спину и даже сам директор зверосовхоза, который постоянно лечился у нас в ВИП-палате с обострением панкреатита на фоне алкогольной интоксикации после очередной проверки из ЦК КПСС, выразил мне глубокую поддержку и одобрение, заявив что-то типа, что женщины для того и созданы, чтобы мужчины могли ими пользоваться в свое удовольствие.
         Поначалу слава деревенского Казановы доставляла мне большое удовольствие, что неудивительно для вчерашнего импотента. Но у этой медали славы оказалась обратная сторона - приличные девушки отказывались встречаться со столь "развращенным" молодым человеком. Получив пару отказов от понравившихся мне девушек, я призадумался. И познакомившись в ресторане с новой пассией (как ни странно но в отличии от ресторанов больших городов, куда в основном ходили очень распущенные представительницы прекрасного пола, отпугивая от посещения данного питейного заведения более скромных девушек, рестораны маленьких городов, если это не дешевая забегаловка, посещали в то время очень даже приличные и воспитанные женщины), я сразу с целью профилактики бросился ей горячо доказывать, что все слухи о моих любовных похождениях всего-навсего глупые сплетни, не имеющие ничего общего с реальностью. Она вроде бы поверила по ее словам, но видимо из вежливости (или как счас говорят - из политкорректности), потому что вскоре на улице ко мне подошла ее старшая сестра и в ультимативной форме заявила, что если она узнает, как я шляюсь с другими бабами, то мне несдобровать. Я страшно обиделся на эти угрозы, ибо посчитал, что это именно моя новая подружка надоумила свою сестру на такой разговор и решил с ней порвать и завести себе новое знакомство, что я и сделал, когда в следующую субботу снова пришел в ресторан и заметил там очень хорошенькую девушку лет 20-и.
         И когда я пригласил ее танцевать, произошла безобразная сцена - сестра моей прежней подруги разбила наш танец и стала обзывать меня всякими словечками, которыми награждают неверных и распутных мужчин. Короче, потерял обеих девушек, а на следующее утро после обхода Стас объявил мне о том, что зря я стараюсь, ни одна себя уважающая девушка в Судиславле не будет со мной встречаться (откуда он все узнавал, для меня так и осталось загадкой?!).. Я слегка приуныл, ибо после случая с Женькой полностью доверял тому, что он говорит. И я решил пресечь все нелепые слухи о моем, якобы, распутном поведении. Для начала я перестал ходить на девишники с медсестрами и санитарками, потому что некоторые девушки там пользовались в поселке очень дурной славой. Однажды, ко мне пришли фельдшерицы в гости, мы немножко выпили, пели, веселились, но когда они ушли, одна из моих 3-х соседок закатила мне скандал, что мне, дескать, хватит водить сюда бл*дей и это не публичный дом. Тут до меня дошло, что она слышит женский смех, но не зная кто у меня в гостях, полагает, что в квартире черти-что происходит, рассказывает всем встречным и поперечным, а потом слухи разносятся как сорняки весной. Поэтому я ей сразу объяснил, что ко мне ходят не бл*ди, а наши фельдшерицы со Скорой и среди них Лена Первезенцева, которая имела безукоризненную репутацию как чистая и целомудренная девушка (возможно так оно и было).
         Это же самое я объяснил и Стасу, который был не только ЛОР врач, но и числился Главврачом Скорой. Услышав про Лену, Стас глубокомысленно хмыкнул, ибо и ежу было понятно, что при ней никакое бл*дство или распутство было невозможно. Постепенно моя репутация начала восстанавливаться. Хихикать и подмигивать стали значительно меньше и я уже с нетерпением предвкушал, что наконец-то у меня появится настоящая серьезная любовь. Я даже отказался приехать в гости к врачихе из тюрьмы, которая меня сама пригласила.. Она в принципе тоже была довольно симпатичной невысокого роста худенькой женщиной, но со следами сильной потасканности и к тому же про нее рассказывали не совсем пристойные вещи.

                                                                                                Но все испортила Анька

                         Но все испортила Анька. Она была новая санитарка из родильного отделения, т.е. Пашкина подчиненная. Где-то в феврале 1985-го года, к нам в ЦРБ привезли полузамороженную капусту со склада и начали бесплатно раздавать, ибо все равно в магазинах ее никто не брал. Каждому полагалось качанов по 15. Я тоже встал в очередь, хотя у меня даже не было места где ее хранить и спросил, что можно будет приготовить из этой полумороженной капусты. Мне ответили, что ее можно заквасить и тут Анька, которая стояла сзади меня, стала объяснять как это сделать. Но я, конечно, все равно ничего и не понял и она, полушутя сказала, что придет ко мне и все сделает сама. Посчитав это за шутку, я после смены пришел домой с мешком капусты. И вдруг в дверь постучали я открыл и обомлел - на пороге стояла накрашенная, намазанная Анька, в каком-то моднючем по тем временам кожаном пальто и меховой шапке. А я ей, между прочим, и адреса своего не сообщил. Я впустил ее, в таком виде квашением капусты заниматься, разумеется было нельзя. Я вскипятил чаю и мы начали беседовать о … политике. Честно говоря, я всю жизнь люблю поговорить о политике, а тогда я еще и "Голос Америки" слушал и удивлял девушек информацией, которую они не знали.
         Но есть одно железное правило для тех, кто желает сохранить свои высокие морально-волевые качества в жизни, которое я тогда не знал - никогда не впускайте в дом ОДНУ женщину. Двоих и больше можно, если они не профессиональные проститутки, а вот одну ни в коем случае нельзя. Ибо Вы подвергаете огромному риску свои высоко-нравственные моральные принципы тем, что в один момент вы случайно можете расслабиться и поддасться некоему искушению, которое приведет вас к нравственому греху и падению. Мы долго обсуждали с Анькой военно-политическую ситуацию в Афганистане, затем выразили единодушную поддержку политике американского президента Рональда Рейгана, выпив третий стакан чая, мы гневно осудили убийство премьер-министра Индии Индиры Ганди, внесли несколько деловых предложений по урегулированию Индо-Пакистанского инцидента, но когда приступили к прениям по вопросу состояния здоровья нашего дорогого Генерального Секретаря ЦК КПСС Константина Устиновича Черненко, я вдруг почувствовал некие угрызения совести.
         Как я упоминал ранее, я был очень добродушный, совестливый парень и не любил обижать людей, особенно если они этого не заслужили. Анька, безусловно, ничего плохого мне не сделала и я подумал, что ей наверное, очень неприятно, что она красиво оделась, надушилась дорогими духами и пришла в гости к одинокому мужчине, который абсолютно не реагирует на ее женские прелести. Анька была чуть поменьше меня ростом, с хорошей фигурой, довольно симпатичная, но все же не в моем вкусе. То что я даже не думаю к ней приставать в такой ситуации наверняка оскорбляло ее (это мог быть знак страдающего комплексами неполноценности мужика, но я то имел репутацию Казановы, который перетрахал пол-Судиславля) и заставляло думать, будто я считаю ее сексуально-непривлекательной. Прийдя к такому умозаключению, я подумал - "Ну ничего со мной не случиться если я немножко потрахаю ее! По крайней мере будет считать себя полноценной женщиной, которая нравится известным красивым мужчинам!!" Поэтому, прекратив прения, я потушил свет, ибо не умел еще соблазнять женщин в открытую и начал к ней прижиматься.
Однако, Аньке такой метод обольщения пришелся не по душе. Она потребовала включить свет с явно улучшимся настроением небрежно сказала, что так и быть, она готова со мной переспать, но если я ее не удовлетворю, т.е. если быстро кончу, то она даст мне по морде. Я сразу понял, что с такой грубой дамой в постель ложиться ни к чему. И при этом возмутился, за что это она вдруг будет бить меня. Мало ли кто когда кончает. Но Анька, довольная тем, что я все-таки увидел в ней женщину, начала дальше хамить. Она заявила, что я ей как мужик абсолютно неинтересен, что у нее есть с кем спать без меня и что она из жалости ко мне согласилась отдаться. И на мой вопрос, зачем она такая расфуфыренная ко мне явилась, она на полном серьезе заявила - "Чтобы обсудить состояние здоровья Константина Черненко!" Я разозлился и вытолкал ее в зашею из двери, и она смеясь ушла.
         Но нельзя таких гротескных дам выталкивать из квартиры. Они начинают после этого преследовать тебя, пока ты или не сломаешься и не признаешься, что она тебе нравится, после чего она наверняка бросит тебя или не женишься на ней. Черненко через несколько дней после этого умер, возможно не вынеся оскорблений в свой адрес от Аньки и Горбачев встал у руля страны, а Анька снова заявилась и окончательно подорвала мою репутацию как морально устойчивого мужчины. Мы сидели у меня дома с фельдшерицами и как всегда пили немножко водку, танцевали и пели под гитару. Вдруг раздался страшный стук в дверь, вполне очевидно, что ногой и пьяный женский голос проорал - "Саня открывай, это я!!" Понятно, что это была Анька. Я ее не впустил, боясь, что она затеет скандал с фельдшерицами, но она продолжала стучать, пока не вышла соседка, поругалась с ней и тогда только она ушла. Веселье сразу пропало. После этого они больше ко мне не приходили, а наутро Стас уже пересказывал всем что я теперь сплю с Анькой и что она вполне довольно мной как любовником. Я попробовал было отпираться, но тут меня вызвали к Главному врачу.
         Владимир Алексеевич Королев был самый демократичный Главврач из тех под начальством которых мне приходилось работать. Даже в Америке нет подобных демократов. Его хаяли не пойми за что все кому не лень. У Главного педиатра и председателя профкома Тамары Георгиевны это было самое настоящее хобби. На любом собрании она отпускала в его адрес разные колкости и замечания, к которым он не имел никакого отношения, как например к тому, чтобы он начал строить новую больницу как можно скорее. Он всегда только оправдывался и никогда никого не наказывал. Как-то в мае, райком партии спустил директиву, чтобы каждое предприятие Судиславля на собственном транспорте ежедневно посылало по несколько человек в колхоз, чтобы ломать веточки для скота (знаменитая операция "Зеленая веточка"). Кому-то выпадало ехать в будний день с сохранением зарплаты, но мы с Главврачом оказались в паре в субботу. (Видимо профорг составляла график) Он бы мог, конечно, вызвать любую машину из больницы, но боясь очередных наездов со стороны Тамары Георгиевны, приехал за мной на собственном потрепанном Москвиченке. Когда мы прибыли на центральную усадьбу в колхозе - там было тихо, как-будто все вымерли. В правлении колхоза никого, в сельсовете никого. Вдруг, видим идет звеньевая и сильно шатается. " А где ж, народ?" - спрашиваем, - "Похмеляются!" - ответила она с таким видом, как будто так и должно было быть, - "Вчерась свадьбу всей деревней справляли, а сегодня все пошли к председателю похмеляться!!" И ушла туда же, дав нам задание ломать ветки. Но куда их складывать не объяснила. Тогда, Королев, будто он был простой фельдшер, а не главврач и член бюро Райкома, предложил попросить у нее выдать нам справку, будто бы мы наломали веток сколько положено. Я, естестственно, согласился, а он побежал за ней и вскоре вернулся с двумя справками как мы выполнили норму по заготовке кормов для скота. Потом он подвез меня к дому, но просил до вечера не выходить , чтобы никто не догадался, что мы ничего не делали. А сам уехал на охоту, по моему с Нелькиным мужем.
         Поэтому я очень удивился, когда увидел его в разъяренном виде. Я, было подумал, что угробил какого-нибудь больного, но он начал мне выговаривать за то, что я, якобы, встречаюсь с Анькой. "Тебе, что, спать больше не с кем?? Да ты знаешь, кто она такая? Она валютная проститутка!!!!! Ее выслали за проституцию из Ленинграда, теперь она под наблюдением КГБ!!!! Мне из-за тебя на бюро райкома вчера такой втык дали!!" Надо заметить, я особо не прислушался к его словам, да и что я мог с ней поделать?? Но избавиться от ярлыка бабник и бл*дун я уже не мог. А Анька еще несколько раз заходила ко мне на политинформацию. Весной 1985 года ко мне вечером без приглашения завалились гости - наш начмед Виталий Алексеич и с ним парень, которого я не знал. Оказалось, что это муж нашей патронажной медсестры в детской поликлинике и сын заместителя парторга. Ко мне он свою жену не ревновал, видимо потому, что она была на целую голову меня выше. Виталий Алексеич страдал той же самой болезнью, что и предрайисполкома Померанцев - у него случались периодические запои. Правда, наш Главврач, нарколог по специальности уверял, что это не алкоголизм, просто он страдает каким-то сложным психо-соматическим заболеванием, а запой это только его симптом. Таким образом, когда он начинал пить, то имел такое же право на больничный лист, как любой астматик и диабетик во время обострения.
Именно находясь на таком бюллетене, он и привел ко мне этого парня. Мы выпили, Виталий Алексеич вскоре ушел, а парень остался и неожиданно попросил меня познакомить его с какой-нибудь женщиной.
         "У тебя же их до хрена, дай мне хоть одну!! - заявил он на полном серьезе. При этом он рассказал, что совершенно не любит свою жену. Честно говоря, я хотя и подзабыл как ее и его звали, но такую изумительную по всем качествам женщину редко где встретишь. Очень хороша собой, с изящной фигурой, очень добрая, отзывчивая. Можно сказать, что идеальная жена. И при этом абсолютно не гулящая и не пьющая. Вдобавок у них был 3-х месячный ребенок и ее участковый педиатр Людмила говорила, что в жизни не встречала такой чистоты в доме, хотя сами понимаете, в те времена чистоту в доме было непросто поддерживать. И какая вожжа попала ее мужу под хвост, я до сих пор не знаю. Его мама, то бишь, ее свекровь в невестке души не чаяла. Но он остался у меня ночевать на том самом знаменитом диване, где Пашка целовался с Женькой, и на следующую ночь тоже.
         На другой день ко мне прибежала его разъяренная мамаша - зампарторга и ругая меня последними словами из которых самыми приличными были - бабник и гулящий мужик, она объявила, что я совращаю ее сына, устраиваю тут оргии, вовлекая в них ее скромного и порядочного ребенка. Отсюда вердикт - она поставила вопрос ребром на парткоме, чтобы меня убрали из Судиславля. Но я уже особо не переживал, ибо и сам собрался возвращаться в свой город. Ну а выдумывать, что ты с кем-то спишь, кому-то изменяешь, это как я понял, была такая местная традиция. Летом 1985 года, в самом начале анти-алкогольной компании я навсегда покинул Сулиславль и никогда туда больше не возвращался.

                                                                                                       Началась новая жизнь.

                           Началась новая жизнь. Женился я на эпатажной женщине, за которой бегали десяток мужчин, но которая выбрала меня, видимо потому что послал ее подальше и она не давала мне прохода, обещая покончить с собой. Потом родила мне сына, но когда он чуть подрос, выяснилось, что ничего общего у нас с ней нет. К тому времени мои родители уже жили в Америке и мне пришлось поселиться в общежитие. Вскоре я сам переехал в США и здесь мне пришлось столкнуться с тем, что женщин говорящих по русски и желающих встречаться с русскоговорящим мужчиной было в три раза меньше чем мужчин, желающих найти русскоговорящую подругу. Поначалу мне повезло, но когда мы расстались, я долго не мог никого найти, ибо на тех женщин, которые мне нравились - симпатичные, невульгарные, маленького роста, худенькие была страшная конкуренция. К тому же я был беден и поэтому у меня постоянно уводили женщин из под носа. Часто хотелось снова чокнуться, чтобы вышибло мозги и поехала крыша и чтобы снова как тогда в Судиславле ко мне прилетел мой ангел любви и растолковал как мне соблазнить мою избранницу. Но ничего не получалось. В смысле, чокаться, то я, конечно, чокался и мозги вышибало и крыша ехала, но ангел не появлялся.
         "Даже, если он и существовал, то он врядли полетел со мной из Судиславля в Америку!" - думал я. Женщины уходили, я оставался один одинешенек. Однажды все-таки я почти заполучил такую какую хотел, мы уже целовались вволю в моем "Линкольне", но так как она дала объявление в газету, то желающих ее завоевать было хоть отбавляй. Она всех перебирала и в конце концов пошла с одним мужчиной в ресторан. И тут я решил тряхнуть стариной как тогда у себя на квартире в Судиславле, напился, позвонил ей на мобильник и брякнул - "Валя, я тебя очень хочу!!". И по всей видимости попал в точку, потому что она ответила, что тоже меня хочет. Если бы мой ангел любви был рядом, он бы мне подсказал, что надо немедленно за ней ехать в ресторан. Но никто не подсказал, просто мы договорились завтра созвониться, но назавтра она опомнилась и сказала, что ничего подобного мне не обещала. Было у меня несколько коротких встреч с женщинами. На одной такой встрече в одном из мотелей в штате Коннектикут после тяжелой и продолжительной болезни скончался мой старый приятель и давний сожитель гном. Я мысленно похоронил его со всеми почестями, все таки мы прожили вместе столько лет. Да и не его вина была в моих бедах - надо самому исправлять собственные недостатки, а не валить на чертей и гномов или троллей. С тех пор я никогда не заморачиваюсь - встанет или не встанет.
         В начале 2002 года, я встретился с еще одной женщиной. Про ангела я даже не вспоминал и голову не забивал, как бы ее соблазнить. В 1-й же день знакомства, после того как мы сходили поужинать в ресторан, она сказала, что сейчас у нее дома гости - брат пришел с семьей, потому она повела меня к себе. Когда гости начали расходиться, я тоже как порядочный мужчина, который не тянет женщин в постель, едва познакомившись, собрался ехать домой. Мы доехали на лифте до 1-го этажа, я взглянул в ее глаза и все понял. Я нажал снова кнопку наверх и с тех пор остался у ней навсегда.

                                                                                             И все-таки он вернулся.
                  И все-таки он вернулся. Он, мой ангел-хранитель, ангел любви. Когда мне пришла идея в голову написать вот эти мемуары, я с удивлением обнаружил, что вдруг забыл лицо главной героини - Жени. Я всегда помнил ее отчетливо и ее удивительно красивое лицо всегда стояло у меня перед глазами, и вдруг я забыл как она выглядела. Причем лица всех остальных участников драмы и всех врачей Судиславской ЦРБ из того времени включая наших хирургов дагестанцев Магомета, Нюр-Пашу и моего ближайшего соседа и основного после-Женькиного собутыльника Витьки Яблокова я помню отчетливо. А вот Женькино лицо нет. Сначала я не придал этому значению, ведь воспоминания о наших встречах то остались. Но когда машина времени вновь вернула меня в ту удивительную осень 1984 года, я ясно осознал, как было важно не видеть ее лицо. Ибо в противном случае я бы вновь тронулся умом, вновь бы начал вытворять какие-нибудь невероятные эпатаже, а так все прошло спокойно. Кто-то спас мою психику кто-то закрасил в моем сознании ее образ и он теперь выглядит как заштрихованный портрет на лицах свидетелей во время полицейском хроники. А кто мог это сделать для меня?? Только он, мой ангел-хранитель, мой АНГЕЛ ЛЮБВИ.

31 октября, 2010 года. Халловин на улице.
Tags: Америка, Секс, одиночество
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments